Суд защитил интересы роженицы и новорожденного ребёнка

Дата добавления: 13.03.2015, 16:41:00

Рождение ребёнка - пожалуй, самое ожидаемое, волнительное и ответственное событие в жизни каждой женщины.

Радость от рождения ребёнка одной из пациенток ОГБУЗ «Аларская районная больница» была омрачена «врачебной ошибкой», которая, к сожалению, имела место не единожды.

Итог «врачебной ошибки» страшен - Л.А.С. лишена возможности в будущем ещё раз испытать радость материнства, а её малыш чуть не ослеп от скальпеля в неумелых руках.

Защищать свои нарушенные права и законные интересы ребёнка пациентка была вынуждена в судебном порядке.

К счастью, суд был более профессионален и защитил нарушенные права, о чём Вы можете узнать из анализа решения.

 

Обстоятельства дела:

15.01.2014 года Л.А.С. поступила в ОГБУЗ «Аларская районная больница» для получения медицинской помощи родовспоможения, где она и наблюдалась в период беременности. Родовая деятельность развилась 28.01.2014 года.

29.01.2014 года при выставленном диагнозе: «клинически узкий таз» принято решение о проведении операции «кесарево сечение». В послеоперационном периоде у Л.А.С. развилось гипотоническое кровотечение, после чего было принято решение о проведении ампутации матки. Проведена операция: «экстрипация матки с тубэктомией справа».

30.01.2014 года Л.А.С. в бессознательном состоянии была доставлена в Областной перинатальный центр ГБУЗ Иркутская ордена «Знак почета» Областная клиническая больница (далее - ОГБУЗ ИОКБ) с диагнозом: «ИВЛ. Состояние после кесарева сечения, осложнившегося гипотоническим кровотечением в раннем послеоперационном периоде, геморрагический шок 3-4 ст., обратимый, декомпенсированный, релапортомия, экстрипация матки с тубэктомией справа, дренаж брюшной полости».

ОГБУЗ ИОКБ в течение пяти суток проводилось лечение Л.А.С. в отделении анестезиологии - реанимации.

04.02.2014 года Л.А.С. переведена в послеродовое отделение, после чего выписана ОГБУЗ ИОКБ в удовлетворительном состоянии под наблюдение врача женской консультации, терапевта по месту жительства.

Кроме того, из истории развития новорожденного установлено, что в связи с проведением операции «кесарево сечение» у ребёнка в области наружного угла правого глаза имелись 3 резаные раны линейной формы с ровными краями: 0,5 см., 0,7 см. и 1,0 см. Раны кровоточат, глазное яблоко не повреждено. Из записи хирурга в истории развития новорожденного от 29.01.2014 года следует, что указанные раны ребенка обработаны фурацилином, наложены швы.

Из записи окулиста от 03.02.2014 года видно, что у новорожденного имелась гематома верхнего века, резаная рана века правого глаза.

04.02.2014 года при осмотре заведующего родильным отделением, после обработки кожи верхнего века раствором фурацилина, произведено удаление швов на коже век. Заживление первичным натяжением, рана чистая, произведена обработка раны, при выписке ребенка рекомендовано обработка раны вокруг глаза.

После выписки из ОГБУЗ ИОКБ, Л.А.С. обратилась с жалобами в прокуратуру Аларского района и в Росздравнадзор по Иркутской области.

По итогам внеплановой документарной и выездной проверки, проведённой Росздравнадзором по Иркутской области были установлены нарушения порядка оказания медицинской помощи. установлено, что при оказании медицинской помощи Л.А.С. был нарушен «Порядок оказания медицинской помощи по акушерству и гинекологии», утвержденный одноимённым приказом Министерства здравоохранения РФ № 572н от 01.11.2012 г.

Выявленные нарушения выражались в следующем:

·     нарушение п. 14 Порядка в период беременности;

·     нарушение п. 17 Порядка в части не определения места планового родоразрешения при сроке беременности 35-36 недель, не оформления листа маршрутизации;

·     нарушение п. 29.3 Порядка в части своевременного не согласования плановой госпитализации в акушерский стационар 2 группы для родоразрешения.

Также Росздравнадзор по Иркутской области установил, что ОГБУЗ «Аларская районная больница» не соблюден протокол профилактики и лечения гипотонического кровотечения во время и после операции кесарево сечение, имеются нарушения по ведению медицинской документации, отмечена недостаточная профессиональная подготовка медицинского персонала.

По результатам проверки выдано предписание для устранения выявленных нарушений. В отношении и.о. заместителя главного врача ОГБУЗ «Аларская районная больница» составлен протокол об административном правонарушении по ст. 6.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях - нарушение установленных правил обращения медицинских изделий.

Кроме того, результаты проверки послужили основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности медицинских работников ОГБУЗ «Аларская районная больница», гинекологу гинекологического отделения объявлен выговор; врачу акушеру-гинекологу поликлиники и врачу  акушеру-гинекологу  родительного  отделения  вынесены замечания.

В  мае 2014 года Л.А.С. обратилась в ОГБУЗ «Аларская районная больница»  с заявлением о компенсации морального вреда.

Поскольку медицинская организация не выполнила требования Л.А.С., последняя обратилась в Свердловский районный суд г. Иркутска.

Исковые требования:

1. Взыскать с ОГБУЗ «Аларская районная больница»  и ОГБУЗ ИОКБ солидарно компенсацию морального вреда в свою пользу и пользу ее ребёнка.

2. Взыскать солидарно с ОГБУЗ «Аларская районная больница»  и ОГБУЗ ИОКБ в свою пользу и пользу ее ребёнка штраф за неисполнение требований потребителя в добровольном порядке.

3. Взыскать расходы по оплате услуг представителя.

Стороны:

Истцы: Л.А.С. и её малолетний ребёнок.

Ответчики: ОГБУЗ «Аларская районная больница»  и ОГБУЗ ИОКБ (в ходе судебного разбирательства, был заявлен отказ от исковых требований к ОГБУЗ ИОКБ).

Третьи лица:

1. Работники ОГБУЗ «Аларская районная больница»: врач акушер-гениколог, заведующая родильным отделением, врач акушер-гениколог, заведующая женской консультацией, заведующий детским отделением, а также проводившие операцию врачи.

2. Территориальный орган Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Иркутской области.

Дело рассматривалось под председательством судьи Свердловского районного суда г. Иркутска Белик С.О.

Позиция истца:

В связи с непрофессиональной деятельностью врачей ОГБУЗ «Аларская районная больница» ей и ее несовершеннолетнему ребенку причинен моральный вред, его компенсация обусловлена как утратой детородного органа в результате неверных действий врачей, так и оказанием некачественной медицинской услуги, выразившейся в нарушении стандартов оказания медицинской помощи.

Позиция ответчика - представителя ОГБУЗ «Аларская районная больница»:

 Все медицинские процедуры были проведены по показаниям, соблюдены стандарты и порядки оказания медицинских услуг, в том числе удаление матки было произведено по медицинским показаниям с целью сохранения жизни Л.А.С., поскольку при кровопотере 800 мл. удаление матки было единственным способом остановки кровотечения. Данная операции была проведена после консультирования с Областным перинатальным центром ОГБУЗ ИОКБ. При проведении операции кесарево сечение избежать порезов век ребенка не представлялось возможным из-за анатомических особенностей Л.А.С. - плотное прилегание матки к плоду, в связи с отсутствием околоплодных вод, а также имел место задний вид затылочного предлежания плода. В связи с чем, просил отказать истцу в удовлетворении требований в полном объеме.

Позиция третьих лиц - работников ОГБУЗ «Аларская районная больница» и Территориального органа Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Иркутской области:

Возражения ответчика против иска поддерживают. Длительное время работают по своей специальности и все необходимые действия, ими были выполнены стандартно и надлежащим образом.

Позиция прокурора: иск подлежит удовлетворению частично.

Позиция Свердловского районного суда г. Иркутска:

Факт причинения вреда истице и её ребёнку при оказании медицинской помощи подтверждается представленными медицинскими документами.

Согласно ст. ст. 151, 1099, 1100 ГК РФ компенсация морального вреда возможна только в случаях, прямо предусмотренных законом.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившем вред.

Юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей, согласно п. 1 ст. 1068 ГК РФ.

Применительно к правилам, предусмотренным настоящей главой, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Ответчиком представлены суду учредительные документы: Устав ОГБУЗ «Аларская районная больница», свидетельства о государственной регистрации юридического лица и постановке на налоговый учет, из которых видно, что ОГБУЗ «Аларская районная больница» является юридическим лицом, имеет самостоятельный баланс, расчетный счет, отвечает по своим обязательствам в пределах находящихся в его распоряжении денежных средств.

Согласно Уставу ОГБУЗ «Аларская районная больница», оно создано с целью оказания первичной медико-санитарной, специализированной и скорой помощи населению.

Соответственно, свою деятельность Учреждение обязано осуществлять качественно и эффективно с соблюдением прав пациентов, предусмотренных публичным договором, Гражданским кодексом РФ и законодательными актами, регулирующими социальную защиту интересов населения в охране здоровья.

В силу п. 2 ст. 1064 ГК РФ лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»,  одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя вреда.

Российское законодательство устанавливает, что вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, возмещается по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ (обязательства вследствие причинения вреда), если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности (ст. 1084 ГК РФ).

Таким образом, пациенту предоставляется право предъявлять иск из деликта и при наличии договорных отношений с причинителем вреда (лечебным учреждением). Такое же право предоставлено потребителю Законом РФ «О защите прав потребителей» в случае, если вред причинен некачественными товарами (работами, услугами).

В соответствии с п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей.

Согласно ст. 35 Федерального закона от 29.11.2010 г. № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации», разделом 2 Программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 18.10.2013 г. № 932, в рамках базовой программы обязательного медицинского страхования оказываются первичная медико-санитарная помощь, включая профилактическую помощь, скорая медицинская помощь, специализированная медицинская помощь при беременности и родах, а также в послеродовой период.

Таким образом, ответственность за причинение вреда здоровью при оказании медицинских услуг Л.А.С. может быть возложена на медицинское учреждение в соответствии с Федеральным Законом № 2300-1 от 07.02.1992 г. «О защите прав потребителей» (далее - Закон о защите прав потребителей), в соответствии со ст. 13 которого, за нарушение прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) несет ответственность, предусмотренную законом или договором.

В отношении ребенка истца ответственность за причинение вреда здоровью предусмотрена в соответствии с нормами Гражданского кодекса РФ, при наличии в совокупности следующих условий: факта наличия вреда, причиненного здоровью; противоправности действий его причинителя; причинно-следственной связи между такими действиями и возникновением вреда; вины причинителя вреда; наличия трудовых правоотношений между причинителем вреда и медицинским учреждением.

С целью выяснения причинно-следственной связи между причиненным вредом здоровья и действиями врачей сотрудников ОГБУЗ «Аларская районная больница» по делу была назначена и  проведена судебно - медицинская экспертиза.

Из заключения  от 08.10.2014 года № 271 явствует:

Имевшиеся у Л.А.С. заболевания, диагностированные в дородовом периоде, не оказали влияния на развитие гипотонического кровотечения в раннем послеродовом периоде (ответ на 1-й вопрос).

Маршрутизация Л.А.С. при сроке беременности 35-36 недель надлежащим образом проведена не была, что не оказало влияния на наступление неблагоприятных последствий в виде развившегося гипотонического кровотечения, неэффективности консервативной терапии и необходимости выполнения удаления матки (ответ на 2-й вопрос).

Операция «кесарево сечение» выполнена по показаниям и являлась обоснованной. При наблюдении и обследовании Л.А.С. при беременности и амбулаторном этапе дородового наблюдения имелись несоответствия Порядка, которые не оказали влияния на сложившуюся клиническую ситуацию с последующей необходимостью в проведении операции «кесарево сечение» (ответ на 3-й вопрос).

При наблюдении родов и наблюдению за состоянием роженицы со стороны врача акушера - гинеколога, осуществляющего родовспоможение, нарушений стандартов оказания медицинской помощи не выявлено (ответ на 7-й вопрос).

С целью профилактики гипотонического кровотечения в раннем послеоперационном периоде в мышцу матки введен 1,0 мл. раствора метилэргобровина, что при объеме кровопотери 800,0 мл. можно считать достаточным (ответ на 9 -й вопрос).

При наблюдении и обследовании Л.А.С. на амбулаторном этапе дородового наблюдения имелись несоответствия Порядку, а именно: в сроке 30-34 недели беременности не проведено 3 - е скрининговое ультразвуковое исследование плода и запись КТГ; в сроке беременности 35-36 недель не определено место планового родоразрешения с учетом факторов риска беременной (ответы на 6-й и 10-й вопросы).

В послеродовом периоде медицинская помощь оказана своевременно, однако выявлены следующие недостатки: при возникновении кровотечения не проведено УЗИ исследование органов малого таза и органов брюшной полости; в истории родов отсутствуют результаты макро - и микроскопического исследования пациента и операционного материала. Указанные недостатки не повлияли на тактику ведения родов и послеродового периода и наступление неблагоприятных последствий в виде удаления матки (ответы на 10-й и 11-й вопросы).

Выявленные недостатки в ходе оказания медицинской помощи Л.А.С. не оказали влияния на наступление неблагоприятных последствий в виде развития гипотонического кровотечения, неэффективности консервативной терапии и необходимости выполнения операции экстрипации матки. Прямой причинно-следственной связи между выявленными недостатками в оказании медицинской помощи Л.А.С. и наступившими последствиями не имеется (ответ на 10-й вопрос).

Таким образом, в ходе судебного заседания не установлено наличие прямой причинно-следственной связи между нарушением стандартов оказания медицинской помощи ОГБУЗ «Аларская районная больница» и вредом, причиненном здоровью Л.А.С., выразившемся в виде гипотонического кровотечения и экстрипация матки с тубэктомией справа.

Вместе с тем, в связи с вредом, причиненным здоровью, Л.А.С. обратилась с заявлением о проведении проверки в Росздравнадзор по Иркутской области, которым по результатам внеплановой документарной и выездной проверок установлено, что при оказании медицинской помощи Л.А.С. допущены нарушения.

Согласно ст. 4 Закона о защите прав потребителей исполнитель обязан оказать услугу, качество которой соответствует договору.

При отсутствии в договоре условий о качестве услуги исполнитель обязан оказать услугу, соответствующую обычно предъявляемым требованиям и пригодный для целей, для которых услуга такого рода обычно используется.

Таким образом, на ответчика возложена обязанность по надлежащему исполнению услуги при оказании медицинской помощи Л.А.С.

При этом из представленных суду документов: письма Росздравнадзора по Иркутской области от 21.04.2014 г., заключения от 08.10.2014 г. № 271, а также протокола служебной проверки ОГБУЗ «Аларская районная больница» от 03.04.2014 г. № 345, приказа от 03.04.2014 г. № 61 следует, что медицинские услуги, оказанные истцу в период беременности, а также во время и после операции «кесарево сечение», были выполнены ответчиком с нарушением стандартов оказания медицинской помощи.

Согласно п. 4 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, исполнитель освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что неисполнение обязательств или их ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом.

В соответствии с п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», при разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда, лежит на исполнителе.

В ходе судебного заседания ответчиком не представлено, в силу требований ст. ст. 12, 56, 57 ГПК РФ, доказательств того, что неисполнение сотрудниками ОГБУЗ «Аларская районная больница» стандартов медицинской помощи при оказании медицинских услуг Л.А.С. было вызвано непреодолимой силой либо иными обстоятельствами, являющимися основанием для освобождение ответчика от ответственности, в соответствии со ст. 1098 ГК РФ.

Согласно ст. 15 Закона о защите прав потребителей моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения лицом, оказывающим услуги, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Л.А.С., обращаясь с иском о компенсации морального вреда, в качестве основания для такой компенсации, указала утрату ею детородного органа в результате неправомерных действий врачей ОГБУЗ «Аларская районная больница», в дальнейшем уточнила обоснование этого требования тем, что в действиях врачей имело место нарушение стандартов оказания медицинской помощи, а также просила компенсировать ей моральный вред по тому основанию, что она претерпевала нравственные страдания сопереживая страданиям своего ребенка и волнуясь за него.

Оценивая доводы иска с установленными обстоятельствами, суд приходит к выводу, что в пользу Л.А.С. с ОГБУЗ «Аларская районная больница» подлежит компенсации моральный вред, причиненный ненадлежащим оказанием медицинских услуг в период беременности и в связи с несоблюдением протокола профилактики и лечения гипотонического кровотечения, в соответствии со ст. 15 Закона о защите прав потребителей», ст. 151 ГК РФ. При этом компенсация морального вреда, который истец претерпевает в связи с нравственными страданиями в результате утраты способности в последующем иметь детей, не могут быть возложены на ответчика ОГБУЗ «Аларская районная больница» в виду отсутствия причинно-следственной связи между действиями ответчика и наступившими у истца последствиями.

Обсуждая размер компенсации морального вреда, суд принимает во внимание, что хотя отсутствует прямая причинно-следственная связь между действиями ответчика и утратой молодой женщиной детородного органа, но ответчиком допущено определенное количество нарушений, которые свидетельствуют о недостаточном исполнении им своих обязанностей, при соблюдении которых, возможно можно было бы избежать таких последствий для истца. В частности, при направлении Л.А.С. для родоразрешения на плановую госпитализацию в акушерский стационар 2 группы, оказанная ей медицинская помощь могла оказаться более эффективной и не влекущей имеющиеся в настоящее время последствия.

Также суд оценивает, что в результате действий ответчика, не только Л.А.С., но и ее ребенку причинены травмы, которые Л.А.С. также эмоционально переживала вместе со своим ребенком, испытывая за него страх, тревогу, сопряженную с переживанием об утрате возможности иметь еще детей в дальнейшем.

Учитывая все обстоятельства и представленные доказательства, суд приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда. В остальной части при установленных обстоятельствах суд находит требования истца о компенсации морального вреда завышенными.

Обсуждая требования истца, заявленные в интересах малолетнего ребенка суд приходит к следующему выводу.

В части вопросов, касающихся причинение вреда здоровью из заключения судебно-медицинской экспертизы от 08.10.2014 г. № 271 следует, что в ходе операции была допущена техническая погрешность, обусловленная физиологическим истончением стенки матки в области нижнего сегмента, отсутствием передних околоплодных вод, задним видом затылочного предлежания плода и избыточным давлением на скальпель оперирующим врачом при выполнении хирургического доступа, в результате чего ребенку были причинены резаные раны век правого глаза.

Между имеющейся технической погрешностью в ходе выполнения операции кесарево сечение и причинением повреждений ребенку в виде резаных ран век правого глаза имеется прямая причинно - следственная связь.

Резанные раны век правого глаза ребенка, с учетом необходимости наложения швов на раны, причинили легкий вред здоровью. Возможность избежать пореза верхнего века правого глаза у плода имелось, поскольку травмирование плода не является неизбежным следствием оперативного разрешения при любых обстоятельствах (ответы на 13-й и 14-й вопросы).

Медицинская помощь  в условиях ОГБУЗ «Аларская районная больница» оказана в полном объеме (ответ на 15-й вопрос).

Из указанных выше доказательств - заключения судебно-медицинской экспертизы от 08.10.2014 г. № 271 следует, что имеется прямая причинно - следственная связь между ненадлежащем оказанием медицинской помощи при проведении операции «кесарево сечение» и причинением вреда здоровью ребёнку в виде трех разрезов правого глаза.

Суду представлена фотография ребенка, выполненная в день рассмотрения спора, из которой видно, что шрам над и под правыми веками ребенка сохраняется до настоящего времени.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Истец в ходе судебного заседания пояснила, что ребёнок в связи с указанными повреждениями испытывал физическую боль непосредственно при повреждении здоровья, затем был вынужден проходить лечение как во время нахождения в ОГБУЗ «Аларская районная больница», так и после выписки из нее, при этом швы у ребенка гноились и причиняли физическую боль.

Данные обстоятельства подтвердила допрошенная в судебном заседании свидетель - мать истца, не доверять показаниям которой, у суда нет оснований.

При этом из заключения от 08.10.2014 г.  № 271 усматривается, что повреждение правого века во время операции «кесарево сечение» было допущено в связи с технической погрешностью в результате избыточного давления на скальпель врачом при выполнении хирургического доступа.

Как установлено в ходе судебного заседания, разрез производился врачом акушером - гинекологом поликлиники, которая является работником ОГБУ «Аларская районная больница». Таким образом, ответственность за причинение вреда здоровью ребенка возлагается в силу ст. 1068 ГК РФ на ОГБУЗ «Аларская районная больница».

Таким образом, истцом Л.А.С., действующей в интересах ребенка, согласно ст. 56 ГПК РФ, представлены доказательства, подтверждающие причинение ребенку в результате действий ответчика морального вреда, компенсация которого, в соответствии со ст. ст. 151, 1064, 1099, 1101 ГК РФ, подлежит взысканию с ответчика ОГБУЗ «Аларская районная больница».

С учетом характера физических и нравственных страданий, перенесенных ребёнком, выразившихся в самом причинении травмы, а затем в страданиях, претерпеваемых в процессе ее излечения, суд приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу малолетнего ребёнка компенсации морального вреда.

Обсуждая требование истца о взыскании с ответчика штрафа за неисполнение в добровольном порядке ее требований о компенсации морального вреда, суд принимает во внимание следующее.

В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с исполнителя за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Истцом Л.А.С. суду представлены доказательства ее обращения в мае 2014 года в ОГБУЗ «Аларская районная больница» с заявлением о компенсации морального вреда. На момент рассмотрения настоящего гражданского дела ОГБУЗ АЦРБ требования потребителя в добровольном порядке не исполнены. В связи с чем, подлежит удовлетворению требование истца о взыскании с ОГБУЗ «Аларская районная больница» штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потребителя размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу Л.А.С.

Вместе с тем, по смыслу преамбулы Закона о защите прав потребителей, в совокупности с положениями со ст. 35 Федерального закона от 29.11.2010 г. № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» и раздела 2 Программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 18.10.2013 года N 932, ребёнку при проведении операции «кесарево сечение» не оказывались медицинские услуги за счет средств медицинского страхования, в связи с чем, в отношении него не подлежат применению нормы Закона о защите прав потребителя.

Также из представленных в материалы дела доказательств следует, что ребенку медицинская помощь по поводу имеющихся резаных ран век правого глаза (в том числе врачом неонатологом) оказана правильно и в полном объеме.

В связи с чем, суд приходит к выводу, что не подлежит удовлетворению требование истца о взыскании с ОГБУЗ «Аларская районная больница» штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потребителя в пользу ребенка.

Обсуждая ходатайства истца о взыскании судебных расходов, суд принимает во внимание следующее.

В соответствии со ст. 88 ГПК РФ, судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела, к которым, согласно ст. 94 ГПК РФ, в том числе относятся расходы на оплату услуг представителей и другие признанные судом необходимыми расходы.

В силу ст. 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 96 ГПК РФ. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Согласно ст. 100 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Заявителем представлен договор на оказание юридических услуг и расписка, в соответствии с которыми, Л.А.С. понесены расходы на оплату услуг представителя.

Судом учитывается, что, заявляя требование о компенсации морального вреда, истец указывала несколько оснований для удовлетворения этого требования, из которых удовлетворено по сути два из трех.

Оценивая это обстоятельство, а также разумность затрат на оплату услуг представителя с учетом сложности и длительности рассмотрения дела, количества судебных заседаний, в которых участвовал представитель истца, суд приходит к выводу, что требование о взыскании расходов на услуги представителя подлежит удовлетворению. В остальной части суд приходит к выводу о том, что эти затраты истца были завышенными и не подлежат удовлетворению.

В соответствии со ст. 94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся в том числе суммы, подлежащие выплате экспертам.

При рассмотрении настоящего дела судом была назначена экспертиза, оплата который была возложена на ответчика ОГБУЗ «Аларская районная больница», который эту оплату до рассмотрения спора по существу, не произвел.

Экспертиза была проведена (заключение от 08.10.2014 года № 271). С учетом того, что иск Л.А.С. был удовлетворен частично, суд приходит к выводу, что затраты на экспертизу подлежат распределению между сторонами в равных долях. Из чего суд приходит к выводу взыскать с Л.А.С. и ОГБУЗ «Аларская районная больница» пользу Бюро судебно-медицинской экспертизы Иркутской области стоимость работ по проведению экспертизы.

Таким образом, с учетом всех обстоятельств дела, законности и обоснованности судебного решения, суд приходит к выводу, что исковое заявление Л.А.С., действующей за себя и в интересах несовершеннолетнего ребенка  к ОГБУЗ «Аларская районная больница» о компенсации морального вреда подлежит удовлетворению. В пользу истца Л.А.С. с ответчика подлежит взысканию компенсация морального вреда. В пользу истца, действующей в интересах несовершеннолетнего ребенка подлежит взысканию компенсация морального вреда.

Согласно ст. 103 ГПК РФ, издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Поскольку истец при подаче иска была освобождена от уплаты госпошлины, с ответчика подлежит взысканию в доход государства госпошлина.

Резолютивная часть решения суда.

Исковые требования Л.А.С., действующей за себя и в интересах несовершеннолетнего ребёнка, удовлетворить.

Взыскать с Областного государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Аларская районная больница» в пользу Л.А.С., действующей за себя и в интересах несовершеннолетнего ребёнка, компенсацию морального вреда.

Взыскать с Областного государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Аларская районная больница» в пользу Л.А.С. штраф.

Ходатайство Л.А.С. о взыскании затрат на оплату услуг представителя удовлетворить частично.

Взыскать с Л.А.С. и Областного государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Аларская районная больница» пользу Бюро судебно-медицинской экспертизы Иркутской области стоимость работ по проведению экспертизы.

Взыскать с Областного государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Аларская районная больница» в местный бюджет государственную пошлину.

Примечание: состоявшееся решение сторонами обжаловано не было, вступило в законную силу 02.12.2014 г.

 


 

 

Яндекс.Метрика