Врачебная ошибка - ребёнок инвалид!

Дата добавления: 18.03.2015, 16:07:00

Готовясь стать мамой, К.Е.Г. был заключён договор добровольного медицинского страхования с компанией «Мультиполис».

Когда подошло время рожать, она поступила в родильное отделение ГКБ № 72 г. Москвы, где в тот же день у неё родилась дочка весом 4 кг. 150 гр. и ростом 54 см.

Не смотря на то, что девочка родилась живая и доношенная, выписка мамы с ребёнком не состоялась - К.Е.Г. покинула стены родильного дома одна, с диагнозом: «первые своевременные роды в головном прилежании; крупный плод; гестоз легкой степени; состояние после вакуум-экстракции матки».

Что касается девочки, новорожденной был поставлен диагноз: «внутриутробная гипоксия, впервые отмеченная во время родов и родовспоможения; паралич Эрба при родовой травме; кефалогематома при родовой травме; церебральная депрессия у новорожденного».

Встреча с родными и близкими не состоялась, ребёнок был переведён на II этап выхаживания, его состояние оценивалось, как: «средней тяжести; поза флексии; двигательная активность в правой ручке отсутствует; рефлексы живые».

Далее, малютка находилась в 3-м отделении новорожденных детской психоневрологической больницы с диагнозом: «травматическое повреждение плечевого сплетения: тотальный парез правой руки; гипоксически-травматическое поражение ЦНС: синдром возбуждения; кефалогематома левой теменной кости; синдром Клода-Бернара-Горнера справа».

Итог лечения не был утешителен - девочке была установлена группа инвалидности - ребенок-инвалид по повреждению опорно-двигательного аппарата.

Изложенные обстоятельства послужили поводом для обращения в суд с иском о компенсации морального вреда.

Свои нравственные страдания К.Е.Г. оценила в 2 000 000 рублей, кроме того, истица просила взыскать:

·     120 814 рублей - расходы по оплате судебно-медицинских экспертиз;

·     69 500 рублей - расходы по оплате услуг представителя;

·     900 рублей - расходы по оформлению полномочий представителя.

Дело было рассмотрено под председательством судьи Дорогомиловского районного суда г. Москвы  Птицыной В.В.

В качестве ответчика была привлечена ГКБ № 72 г. Москвы, так же участвовал прокурор Дорогомиловской межрайонной прокуратуры.

По сути, дело было разрешено на основании выводов экспертов (всего по делу было проведено две судебно-медицинских экспертизы: в ФГБУ «РЦСМЭ» Минздрава России и в Санкт-Петербургском ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы»).

Из заключений явствовало, что при оказании медицинской помощи К.Е.Г. в ГКБ № 72 г. Москвы были допущены следующие нарушения:

·     при родовспоможении не было оказано адекватное акушерское пособие для предупреждения родовой травмы во II периоде родов - при затруднении выведения плечиков из родовых путей, о чем свидетельствуют отмеченный в истории родов факт затруднения выведения плечиков и возникновение после него повреждения нервов правого плечевого сплетения, с нарушением иннервации мышц правой руки, называемым парезом Керера, характерного для подобной родовой травмы;

· при поступлении К.Е.Г. в 11 час. 30 мин. в ГКБ № 72 г. Москвы был установлен обоснованно (правильно) диагноз, но не был полным, поскольку не включил в себя «крупный плод»;

· во втором периоде родов возникла такая особенность их течения (осложнение) как затрудненное выведение плечиков; конкретные данные о развитии затрудненного выведения плечиков и оказании акушерского пособия при этом, в истории родов не отражены;

· причиной родовой травмы (пареза Керера) новорожденного ребенка могла быть указанная особенность течения родов (затруднение выведения плечиков) в сочетании с неадекватным для предупреждения подобной травмы акушерским пособием; конкретно высказаться о том, в чем выражалось нарушение акушерского пособия, по данным истории родов  не представляется возможным, поскольку в этом документе отсутствуют какие-либо данные, кроме фразы: «Роды осложнились затрудненным выведением плечиков»;

· допущение такого недостатка как родовая травма - не предусмотрено действовавшими во время родовспоможения К.Е.Г. требованиями, что свидетельствует о неполном соответствии этим требованиям акушерско-гинекологической помощи К.Е.Г. в ГКБ № 72 г. Москвы;

·  во втором периоде родов - при выведении плечиков из родовых путей; при ведении родов у К.Е.Г. был допущен недостаток оказания медицинской помощи: не было оказано адекватное акушерское пособие для предупреждения родовой травмы во II периоде родов - при затруднении выведения плечиков из родовых путей, который в сочетании с особенностью течения родов (затруднение выведения плечиков) могли привести к родовой травме у плода - повреждению нервов правого плечевого сплетения с развитием пареза Керера (парез Дюшенна-Эрба является его составной частью);

·  между недостатком оказания медицинской помощи К.Е.Г. при родовспоможении, в сочетании с особенностью течения родов, и неблагоприятным последствием для состояния здоровья новорожденного ребенка матери К.Е.Г. имеется причинно-следственная связь.

В отношении результатов судебно-медицинских экспертиз суд высказался следующим образом:

У суда не оснований не доверять заключениям указанных выше экспертиз, поскольку они проведены в государственных экспертных учреждениях, с соблюдением требований действующего законодательства. Эксперты были предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 Уголовного кодекса РФ за дачу заведомо ложного заключения. В состав комиссий входили компетентные эксперты, имеющие большой стаж работы по экспертной специализации. Заключения не имеют противоречий и подтверждаются медицинскими документами на имя истицы -  К.Е.Г. и её ребенка, которые также были исследованы судом. Суд считает, что указанные выше заключения судебно-медицинских экспертиз подтверждают названные истицей причины и давность причинения вреда здоровью, а также обстоятельства, при которых вред здоровью был причинен.

По мнению суда, представленные истицей доказательства и выводы судебно-медицинских экспертиз ответчиком не опровергнуты, возражения ответчика, по сути, сводятся к утверждениям о том, что виновных действий им не было совершено.

По результатам рассмотрения дела исковые требования К.Е.Г. были удовлетворены частично, было взыскано:

·     250 000 рублей - компенсация морального вреда, причинённого К.Е.Г.;

·     120 814 рублей - расходы по оплате судебно-медицинских экспертиз;

·     25 000 рублей - расходы по оплате услуг представителя;

·     900 рублей - расходы по оформлению полномочий представителя.

30.07.2013 г. Московский городской суд оставил решение суда без изменения.

В завершении хотелось бы отметить, что судебное разбирательство только в суде первой инстанции длилось без двух недель два года.

Является ли данное решение справедливым?

На мой взгляд - нет!

Основания для уменьшения размера компенсации морального вреда в четыре раза отсутствовали, внятные доводы в решении не изложены.

Возможно, суд полагал, что последствия врачебной ошибки не поправимы, и страдания, причинённые матери, деньгами не компенсировать, а если так, то зачем удовлетворять в полном объёме?

Представляется, что пока суды не начнут взыскивать по аналогичным спорам шестизначные суммы компенсации, ситуация не изменится…

Яндекс.Метрика